?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Байка Б.А. Кожина № 1 про министра энергетики СССР (очень и очень много букв)
v_gromov

Кожин Борис Александрович.
                 Об энергетиках 60-70-х годов.
                    (записали В.Громов и Е.Карташова)

 Я буду вспоминать о профессионалах своего дела, которые умели широко мыслить, и для которых их работа в энергетике была огромной частью жизни, но отнюдь не всей жизнью. Они могли и умели смотреть на свою жизнь, на свою работу, на отношения с людьми очень широко.   С ними было необыкновенно интересно общаться.

 Петр Степанович Непорожний

Я вам расскажу о Петре Степановиче Непорожнем, которому на будущий год, а я точно знаю, что он с 1910 года рождения, исполнилось бы 100 лет. 100 лет ему исполняется на будущий год. Какое отношение я имел к Петру Степановичу Непорожнему? 

Очень сложно ответить на этот вопрос и одновременно очень легко. Просто семь лет (с 1962 по 1969 г.) я работал редактором киноотдела института «Оргэнергострой», то есть в системе министерства энергетики и электрификации. Это была большая киностудия, которая располагалась в Куйбышеве на Самарской площади в здании института «Оргэнергострой», который в здесь был головным. Филиалы у него были в разных городах: в Новосибирске, Одессе, Ленинграде, Москве...  
 Дело все в том, что по решению Хрущева в 60-е годы  было принято решение о разукрупнении Москвы. «Почему все,- говорил Хрущев,- свезено в Москву: и головные предприятия, и министерства. Почему не разгруппировать?»  И под это дело попал давно существовавший тогда в Москве у Красных ворот институт «Оргэнергострой», который проектировал многие  крупнейшие энергетические объекты в СССР. Так вот, он стал филиалом, а в Куйбышев переместили головной офис. И там был организован киноотдел. Я в нем работал. Это была  большая киностудия. Позже я ушел на Куйбышевскую студию кинохроники, и так сложились дела, что она тоже  работала с министерством энергетики и электрификации, то есть снимала фильмы, заказанные министерством.   Обычно так складывалось, что каждая студия выпускает свой киножурнал, документальные фильмы и одновременно заказные картины. Работает с тремя, четырьмя, пятью министерствами, снимая фильмы по их заказам. 
С министерством энергетики и электрификации Куйбышевская  студия кинохроники работала много лет. Таким образом, я, придя туда старшим редактором, а потом, став главным редактором, продолжал иметь дело с министерством энергетики и электрификации. Нам был заказан фильм, который назывался «60 лет ГОЭЛРО». Консультантом по этой картине был министр энергетики и электрификации СССР Петр Степанович Непорожний, которого я знал еще тогда, когда работал в киноотделе. Он пришел на смену Новикову, которого переместили на другое очень известное место, он стал возглавлять наш Олимпийский комитет. Страна билась за олимпиаду,  которая произойдет потом в 80-м  году. А Непорожний - был его первый зам. Он и стал министром энергетики. 

Министерство само диктовало, кто будет консультантом по фильму. Это нас очень устраивало. Объясню, в чем дело. Когда у тебя консультант министр, то не будешь волноваться на съемках никогда, потому что он же министр для всех, а для нас он консультант в картине, которая ему очень нужна. 60 лет ГОЭЛРО,  Ленин, Кржижановский… Фильм был полнометражный и снимался по всей стране. Потому что энергетика – это по всей стране – от Калининграда до Владивостока, это и гидростороительство, это и тепловые станции, все, во что превратилось ГОЭЛРО с легкой руки Ленина и Кржижановского. Уйма консультантов на местах, уйма съемок и т.д.  Главный консультант - это П.С. Непорожний. Нам надо было с ним обязательно договориться, чтоб он дал нам интервью. Считается, что консультант не имеет права давать интервью в картине, такой порядок есть. Но ведь это - 60 лет ГОЭЛРО, и лучшего интервью, чем  у министра - не возьмем. Нам было дано на это разрешение от Госкино.   Непорожний говорит: «Я дам интервью». Мы договорились с ним о встрече, а так мы только переписывались. 

Мы знали, кто такой Непорожний, много раз видели его по телевизору, в кино, и вот теперь надо было с ним спокойно поговорить. Он выделил нам определенное время, и мы решили его записать прямо в ЦДУ. Прямо у главного щита. Приходим к нему в кабинет. А у Непорожнего кабинет – две комнаты, то есть сам кабинет и комната для отдыха. Мы должны пройти    через комнату для отдыха и прямо попадаем в ЦДУ. Петр Степанович был интеллигентен, мил. Он 1910 года рождения, а это был 1980 год. Он только что отметил свое 70-летие. У него подарки стояли в кабинете, лежали поздравительные телеграммы, и когда мы вошли в его комнату отдыха, мы увидели, что там стоит диван, несколько кресел и столик, заваленный лекарствами. Вот это нас поразило. Как будто через аптеку мы попадаем в ЦДУ. И директор картины Илюша Хенкин  говорит:
- Петр Степанович, это что такое? Мы сейчас идем в ЦДУ? А это что такое? Это лекарства. Это Ваши лекарства? А в чем дело? Вы себя плохо чувствуете? Может, мы не вовремя пришли?
- Нет, это уже давно. Сердечные, в основном. Сердце плохо работает.
- Почему?
- Из-за КАМАЗа -  вдруг сказал он. - Посмотрите на меня - я министр энергетики и электрификации - скажите, пожалуйста, какое отношение я имею к строительству КАМАЗа? Вы знаете, чем я занимаюсь круглые сутки? Строительством автомобильного завода в Набережных Челнах. Следить надо. Плохо идет строительство КАМАЗа, а у меня в это время как раз месяц сентябрь. У меня начинает замерзать Норильск. Мне туда надо перебросить горючее. Понимаете? Срочно надо ехать. Мне там надо быть. Вы меня должны понять, это же не я плохо организовал автомобилестроение в нашей стране. Ленин сказал:  «Коммунизм - есть советская власть плюс электрификация!» Поговорим об электрификации. На мне электрификация.
 Я вас устраиваю как министр? Ко мне есть вопросы? Приближается годовщина Октября, и нужен автомобиль. Ну а я здесь при чем? У меня замерзает Север, сентябрь месяц. Это катастрофа. А потом у меня спросят: «Что такое! У вас там люди замерзают». А я на КАМАЗе. Спросит меня тот же, кто меня на КАМАЗ отправлял. Я говорю: «Минуточку -    он же меня умолял, отправлял на КАМАЗ, говорил, что там полный беспорядок, что у  нас скоро годовщина Октября и нам надо автомобиль…». Вот в этой ловушке я.  Понимаете, в какой я ловушке? А вы меня спрашиваете, откуда столько лекарств. А потому что я не знаю, чем я занимаюсь. С меня спрашивают и тут, и тут. Ну, я думал: «Волжский автомобильный построим - хватит. Вы же знаете, что Куйбышевгидрострой (организация, которая строила ГЭС им. Ленина) строил ВАЗ. ВАЗ работает. Нет, теперь КАМАЗ давай. Это вот я рассказал вам, откуда у меня лекарства. А теперь я вам спокойно расскажу все, что вы хотите. А потом снова поеду в ЦК. Там меня спросят почему плохая обстановка на КАМАЗе. 

Вот так мы встретились с Непорожним. Не буду говорить о том интервью, он прекрасно во всем разбирался. Цифры… Он прекрасно отвечал на все вопросы. Роскошный ЦДУ, огромный зал - все это очень красиво. Фильм «60 лет ГОЭЛРО» вышел, успел к юбилею. Дело все в том, что автомобильное министерство не имело промбазы и не могло построить завод. Мало кто это знает, но я могу вам доложить, что первый у нас  автомобильный завод без «военки» - это Волжский. Это значит, что без военной промышленности. Если вы приедете на Горьковский автомобильный завод то увидите, что  там же очень маленькая территория под производство автомобилей. Мы приезжаем на ГАЗ и оформляем документы. Говорим: «Ребят, почему так долго? Ну, сколько можно? Мы приехали снять конвейер». А нам отвечают: «А потому, что это военный завод». Понимаете? 
У нас в нашей зоне обслуживания студии было  три автозавода: ВАЗ, УАЗ и ГАЗ. Что такое ГАЗ и УАЗ? Это керосиновые лавки, по сравнению с ВАЗом. Это было единственное европейское капиталистическое автомобильное производство в стране. Все остальное – керосиновые лавки. Что такое ГАЗ - это военная промышленность, и в уголке, в трех комнатах конвейер - это «Победа», потом «Волга». И всего 200 метров - это грузовые машины. Все в  грязи, все рабочие одеты ужасно.    Двор весь в военной продукции. Понимаете?
Вдруг появляется ВАЗ. Откуда он появился?
Когда Куйбышевскую ГЭС построили, Куйбышевсгидрострой остался не у дел. Ему нечем заниматься, он огромен, он - слон, а работы нет. Ну, построили Куйбышевскую ГЭС, ну приехал Никита Сергеевич Хрущев, худо-бедно открыл эту станцию. Куйбышевскую ГЭС им. Ленина построили, а дальше чем заниматься, не знают.  И Семизоров,  который возглавлял Куйбышевсгидрострой, (его нет уже, а книжка о нем вышла, можете почитать) начал строить жилье и «химию», в Тольятти.  Но понимаете, ему строить жилье и «химию», это все равно, что Каспарову и Карпову играть во Дворце пионеров в шахматы с детьми. Это же не работа.
И тут 1966. Июль месяц. Договор с Турином. ФИАТ… Шеф-монтаж итальянский. Кто будет строить? Компьютер, не задумываясь, отвечает - Куйбышевская область, «Куйбышевгидрострой». Географическое положение роскошное - центр России. Волга, железная дорога, 5 минут до Москвы самолетом. Рядом с Москвой. Изумительные кадры можно отовсюду набрать, здесь хороший климат, сюда масса людей с удовольствием приедет. Так министерство энергетики и электрификации становится подрядчиком и строит Волжский автомобильный завод. А Непорожный плачет, это я уже вам докладывал. Он пока ничего не понимает. Он думал ВАЗ-то построит и все. Между нами:  никто и не добавлял ему заработную плату, то есть ничего. Ну, предположим, он работал до 8 часов вечера, теперь будет до 12 ночи каждый день. Понимаете? А потом будет КАМАЗ, но он еще не знает об этом. 
А в это время строится АВТОВАЗ. Расправив крылья, «Куйбышевгидрострой» строит.
Какое отношение я к этому имею? Я ведь работаю в киноотделе института «Оргэнергострой» и подчиняюсь министерству энергетики и электрификации, и мы ведем кинонаблюдение за строительством АВТОВАЗа.
Шеф монтаж итальянский - туда съезжаются итальянцы. Неприятностей было очень много. В «Волжской коммуне» была страница, посвященная строительству Волжского автомобильного завода. А  центральным газетам было запрещено печатать информацию о ходе строительства. Почему? Потому, что все сроки до одного были нарушены. А в это время ЦК решает: неплохо бы нам организовать выпуск газеты «Советская Россия» на ВАЗе. Отдельная редакция, все как полагается. Газета не выходит за пределы ВАЗа. 

Еще два, три штриха…Большое совещание, присутствуют итальянцы.  Они говорят: строить без применения подневольного труда заключенных. Дается такое обещание. А через два месяца завозятся заключенные, понимаете? 1968 год. Не сумели без заключенных обойтись. 
Итальянцы: Вы здесь строите завод на 660 тыс. автомобилей в год. Это катастрофа для ваших дорог, которых у вас нет. Нужны дороги, гаражи, разъезды и обязательно тоннели. И каждый год новый автомобиль. Каждый год - новая модель. 
Конечно, все это не было соблюдено. Но это уже другая пьеса и другие герои. Но я видел, как энергетики пахали, как они это все строили, казалось, что это никогда не будет построено. Там дел было невпроворот.
«Куйбышевгидрострой» построил завод,   потом огромный автозаводский район города Тольятти.  Министерство энергетики и электрификации строило КАМАЗ.

А Непорожний покупал и покупал новые лекарства. И под них подставляли новый стол. Вот как было дело.

Еще байки от Кожина нужны?



  • 1
  • 1